22 янв. 2013 г.

Внимание, саровчане! Интернет-конкурс


Интернет — конкурс «Иллюстрации к произведениям Расула Гамзатова»
Организатор: Центральная детская библиотека им. А.С. Пушкина г. Саров (МКУК «ЦГДБ им. А.С. Пушкина»)
Актуальность: 2013 год — 90-летие со дня рождения Расула Гамзатова, народного поэта России и Дагестана (род. 8 сентября 1923 г.).
Цель: выявление и развитие художественных способностей детей, подростков, юношества Сарова посредством популяризации поэзии и разностороннего ознакомления юных горожан с богатым творческим наследием Расула Гамзатова.

Срок проведения: январь-февраль 2013 года. Прием конкурсных материалов заканчивается 22 февраля 2013 года. Подведение итогов, награждение победителей и призеров состоится в апреле 2013 г.
Участники:
- саровчане до 18 лет.
Порядок организации конкурса:

  1. - Конкурс проводится по двум группам: дети до 12 лет, подростки и юношество от 13 до 18
  2. лет.
  3. - Участники могут представлять как индивидуальные, так и коллективные работы в технике рисунка, аппликации, поделки и др.
  4. - Конкурсные работы — сканированные рисунки, фото поделок - публикуются в библиотечной группе «Сообщество цвета огня» (социальная сеть вконтакте), победители определяются по большинству интернет-голосов («лайков»).
  5. -Варианты подачи иллюстраций/поделок на конкурс:
  6. 1) прием рисунков в центральной детской библиотеке им. А.С. Пушкина по адресу: ул. Герцена, д. 13 а, методико-инновационный отдел. Контактный телефон 9-17-35;
  7. 2) по электронной почте csdb-plohotnik@yandex.ru – c пометкой «Р.Гамзатов»;
  8. 3) самостоятельная публикация отсканированных рисунков в библиотечной группе «Сообщество цвета огня» (соц.сеть «вконтакте»).
  9. - В каждой возрастной группе определяются два победителя
  10. - Победители получают дипломы Победителей городского конкурса и памятный приз. Работы победителей направляются для участия в МЕЖДУНАРОДНОМ КОНКУРСЕ
    ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА ТИНЭЙДЖЕРОВ «ЧИТАЕМ РАСУЛА ГАМЗАТОВА»
    (источник: http://rasulgamzatov90.blogspot.ru/2013/01/8-2013-90.html )
  11. - Всем участникам конкурса и руководителям детских работ выдаются благодарственные письма.
  12. Материалы, предоставленные на конкурс, не возвращаются. Авторы, участвующие в конкурсе, дают согласие на публикацию своих работ в сети интернет.
Организаторы конкурса имеют право на введение дополнительных номинаций при наличии оригинальных работ.

Произведения Расула Гамзатова, рекомендуемые

для создания иллюстраций к конкурсу:

(приветствуется и личный выбор авторами поэтических произведений Р.Гамзатова)

Журавли

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей, 
Не в землю нашу полегли когда-то, 
А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса, 
Не потому ль так часто и печально 
Мы замолкаем, глядя в небеса.

Летит, летит по небу клин усталый, 
Летит в тумане на исходе дня, 
И в том строю есть промежуток малый, 
Быть может, это место для меня.

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле, 
Из-под небес по-птичьи окликая 
Всех вас, кого оставил на земле.

**************Много родников в моих горах,
Все они прозрачны и певучи.
Словно близнецы, в полях цветы,
И не отгадать, который лучше.
Много девушек в моих горах,
Все они прилежны и пригожи.
Словно сестры, схожи меж собой,
На тебя, пригожая, похожи.
Я друзьям не хвастал никогда,
Что красивей ты своих соседок,
Но перед дорогой лишь тебя
Увидать хотел я напоследок.
Вижу лица милые вокруг –
В них твои глаза, твои улыбки;
А твое лицо мне никого
Не напомнит даже по ошибке.
Ярко светят звезды в темноте,
Друг на друга все они похожи.
Но одна – не знаю почему –
Самых ярких в небе мне дороже.

ПОКУДА ВЕРТИТСЯ ЗЕМЛЯ
Я солнце пил, как люди воду,
Ступая по нагорьям лет
Навстречу красному восходу,
Закату красному вослед.
В краю вершин крутых и гордых,
Где у сердец особый пыл,
Я звезды пил из речек горных,
Из родников студеных пил.
Из голубой небесной чаши
В зеленых чащах и лугах
Я жадно воздух пил сладчайший,
Настоянный на облаках.
Я пил снежинки, где тропинки
Переплелись над крутизной.
И помню:
таяли снежинки,
В пути пригубленные мной.
Я весны пил,
когда о севе
В горах пекутся там и тут.
Где крепок градусами Север,
Я пил мороз, как водку пьют.
Когда я грозы пил, бывало,
Чья слава землям дорога,
Как будто верхний край бокала,
Сверкала радуга-дуга.
И вновь шиповник цвел колючий,
Сочился хмель из темных скал.
Я, поднимавшийся на кручи,
Хмельные запахи вдыхал.
Земной красой я упивался,
Благословлял ее удел.
Не раз влюблялся, убивался
И песни пил, как песни пел.
Людской души сложна природа, –
Я пил с друзьями заодно
В час радости – бузу из меда,
В час горя – горькое вино.
И если сердцем пил,
то не пил
Забавы ради и утех.
Я Хиросимы видел пепел,
Я фестивалей слышал смех.
И, резко дунув, как на пиво,
Чтобы пустую пену сдуть,
Пил жизни суть:
она не лжива,
Она правдива – жизни суть.
Люблю, и радуюсь, и стражду,
И день свой каждый пью до дна,
И снова ощущаю жажду,
И в том повинна жизнь одна.
Пускай покину мир однажды
Я, жажды в нем не утоля,
Но людям жаждать этой жажды,
Покуда вертится Земля.


Расул Гамзатов. Слово о сказках моего детства
(для громкого чтения и последующей творческой деятельности
с детьми начальной школы)
Мой отец любил проверять ум и находчивость своих сыновей и задавал нам неожиданные вопросы. Помню, однажды он сидел в овчинной шубе на террасе нашей сакли и рассказывал нам какую-то историю. А на телеграфных проводах сидели ласточки и своим пением прерывали рассказ отца, вернее, не прерывали, а музыкально сопровождали его. Закончив, отец вдруг обратился ко мне:
Скажи, что старше — песня или сказка?
Конечно, песня старше, — сказал я, — ее поет мама еще у колыбели. А сказку рассказывают потом, позже.
А кто тебе рассказывает сказки?
Дедушка и бабушка.
А знаешь ли ты, кто старше — мама или дедушка с бабушкой? Вот ласточки поют песню, а эти горы и скалы рассказывают сказки.
Горы и скалы?
Да, слушай их. Им тысячи лет…
Седые горы, укутанные синими туманами, говорят, что они когда-то были злыми, огромными аздахами. Драконы эти, аздахи, лишили Аварию1 водных источников. Но юноша-горец острым мечом убил аздаха, и мертвый дракон превратился в гору. А другого аздаха убила наповал метким и острым словом молодая горянка — дочь бедняка, — так образовалась вторая гора. Был и третий аздах: мои аульчане напустили на него сварливую женщину. Испугался ее дракон и убежал. И до сих пор, говорят, бежит и не может остановиться. Седые сказки моей Аварии, моего Дагестана!
Сколько мудрости и благородной простоты в них!
В детстве меня будили песни птиц и песни матери. А вечерние сказки моих горных аулов дарили мне сладкие предутренние сны.
Сны быстро забывались, но сказки запоминались навсегда. Не знаю и не ведаю, что появилось раньше — песня или сказка? В моем представлении они — два лебяжьих крыла из сказки моего детства. Только у лебедя, что плавает по озерной глади, крылья одноцветные, белые, а у моего лебедя они будто выкроены из радуги. Не знаю и не ведаю, что появилось раньше — ласточка или пушистый котенок? Но оба они мирно жили в моей сакле, и ласточка своим пением, а котенок своими сказками доставляли мне огромную радость. Песня и сказка одинаково дороги мне. Они — жемчужины разного цвета, нанизанные на единую нить. И порвись нить — рассыплется ожерелье.
Сказочность в поэзии и поэзия в сказках тесно сомкнуты, как кинжал с ножнами. Рассказывают, когда малолетний сын легендарного Шамиля — Джемалутдин, взятый русскими в заложники, через двадцать лет «по милости» царя был возвращен родному Дагестану, то оказалось, что юноша забыл все: и молитвы, и язык родной, и Дагестан, и его суровые обычаи. Ничто не напоминало этому горцу в шинели царского офицера о родине, и он, выросший на чужбине, рвался в Петербург. Но мать спела ему песню об Аварии, ту самую, что слышал он в колыбели, и в нем проснулась душа горца. Он вспомнил родную саклю, суровые горы, израненные, истекающие кровью аулы, — вспомнил родину. И сбросил юноша с плеч чужую шинель, надел горскую черкеску и попросил у отца кинжал, чтоб сражаться за родной край. Песня матери вернула его родине. Песня матери возродила в нем любовь к свободной бедности горцев.
Мне было года четыре, когда умер мой дед, но я хорошо его помню. Это был белобородый горец с карими живыми глазами, всегда в черной бурке. И, думается, лицо его я запомнил на всю жизнь, оттого что дед рассказывал мне сказки и легенды моих гор. Лица тех, кто в ауле рассказывал мне сказки и пел песни, запечатлены в моем сердце. Но лица тех людей, кто не рассказывал мне сказок, я не могу себе ясно представить, хотя эти люди, наверное, здравствуют и поныне. Помню, когда я слушал белобородых сказителей, мне казалось, не они рассказывают эти удивительные сказки, а горы, древние пещеры, похожие на пасти чудовищ, сама земля и вода, солнце и луна.
Сказки возвращают меня к далекому детству, к родному аулу в Хунзахских скалах. Хунзахские скалы открыли мне большой и волшебный мир своими легендами и сказками о могучих нартах, что заступались за бедный люд, о могущественном Шамиле и о храбром Хаджи-Мурате, о веселом, неунывающем Дингир-Дангарчи, по дождевой струе поднявшемся на небо, и, конечно, о моем горском Насреддине. Он живет в каждом ауле. Находчивость его и остроумие известны всему миру.
О, сказки моего детства! Когда я был маленьким, вы меня лечили от обид и болезней. Когда я нетерпеливо ждал возвращения отца и старших братьев под крышу родной сакли, вы сокращали часы моего ожидания. Когда сам я после долгих странствий спешил домой к близким и родным, вы облегчали мне горные подъемы и спуски. Вы сокращали все расстояния и дарили мне весеннее тепло в зимние звездные ночи. И сейчас, когда я бываю вдали от родины, на душе моей становится легко и светло, лишь только вспоминаю о вас. Дни и ночи проходят незаметно, и сердце устремляется к прекрасному; а душа не расстается с песней — все эти бесценные сокровища дарите мне вы.
Но не это главное в вас. Вы — бессмертные свидетели богатства мысли, величия цели, красоты и героизма моего маленького народа.
Вы, сказки, можете дать ответ на многие вопросы, которые по сей день волнуют каждого писателя. Как ни в одном жанре, сочетаются в вас стройная простая композиция с глубоким идейным содержанием, вымысел — с действительностью, поэзия — с прозой, высокая романтика — с трезвым реализмом, национальное, самобытное — с общечеловеческим, традиция — с новаторством. Вы — самый старый и в то же время самый современный жанр. После вас для меня ничто не ново в нашей литературе. А какая образность повествования живет в вас, какая краткость и точность! Вы рассказываете об одиноком бедняке и сравниваете его с одинокой тучей в ясном небе, с копной дыма, что оторвалась от дымоходной трубы и задумчиво повисла над саклей. Радость и восхищение вы уподобляете белым цветам, которые пробиваются из-под снега. Да, аварцы еще с давних пор умели удивительно образно мыслить, хоть и не умели читать и писать. Они создали и сберегли для поколений гениальные произведения, отражающие их дух и характер.
Перед юными горцами, чтобы проверить ум и находчивость, ставили три условия: разрубить тупым топором пень, вспахать каменистый горный склон и, конечно, рассказать три сказки. Последнее из этих условий было поставлено и передо мной в мою первую встречу с незабвенным и бесконечно дорогим Самуилом Яковлевичем Маршаком. Он попросил меня рассказать какую-нибудь аварскую сказку. И я рассказал о Дингир-Дангарчи. Самуил Яковлевич раз десять повторил это имя — Дингир-Дангарчи — и сказал, что хорошо бы написать для детей книгу о Дингир-Дангарчи.
Самуил Яковлевич считал сказки творениями удивительных людей.
Кто же эти удивительный люди?
Никогда не принимал я и не приемлю соавторства в литературе, впрочем, как и в музыке, и в живописи. Я склонен сравнивать каждого художника с отдельным ульем, державой. Но сказки — это творение всего народа, мыслящего едино. Творение земледельца и мельника, каменщика и золотых дел мастера, гончара и лесника. Это творение безымянных писателей и философов. Сказки созданы и верой, и мечтой, и мудростью, и подвигом, и печалью, и радостью. В них отражена история народа.
Сказки, скажите мне, где и когда вы родились? Я уверен, вы родились у очага в бедной сакле, у костра чабана. Недаром простого мельника с запорошенными мукой усами вы превращаете в падишаха и, наоборот, падишаха — в мельника, а подвиги совершают простые, незаметные люди. Они, эти люди, — творцы сказок. Во дворцах не слагали сказок, живущим там они были не нужны. Не в упрек будет сказано имаму Шамилю, даже он говорил: «Мы горцы, мы все время воюем. Нам некогда заниматься песнями и сказками. Пусть наши недруги сочиняют о нас песни и сказки, лязг наших кинжалов и звон наших шашек дает им богатый материал!»
Печальной была судьба многих певцов и сказителей в прошлом.
За песню зашили рот певице-сказительнице Анхил-Марин, ослепили Саида Кочхюрского, сослали в Сибирь Ирчи-Казака. Из-за угла убили Махмуда, пытались отравить молодого Эльдарилава. Но песня и сказка бессмертны, как бессмертна сама жизнь.
Печальна была в прошлом судьба всего моего народа, создавшего эти сказки. Дед мой, бывало, говаривал: «Младшим везет только в сказках». Он имел в виду прошлое аварского народа, который теснили со всех сторон, обрекая на вымирание. Но пришла пора, и малые народы стали рядом с большими, как братья. Это Ленин через Октябрь отыскал для людей верную дорогу, и на нее ступили народы Страны гор. Недаром в горской песне поется о Ленине:

Ты первым пришел и людьми нас назвал,
И оружье победное в руки нам дал.

Иные думают, что сказки устарели и как жанр изживают себя. Нет, жанр сказки никогда не устареет и никогда не умрет. Ибо не иссякает и не умирает в сердцах людей мечта. И всегда народное творчество будет оказывать влияние на развитие литературы, на произведения писателей. Конечно, есть писатели, которые, как телята, ни на минуту не отпускают вымя коровы — фольклора, а есть и такие писатели, которые строят мельницу там, где нет воды, — в стороне от народного творчества. Ошибаются и те и другие.
Только тогда в полную силу зазвучит слово, когда в нем соединится индивидуальность автора с самобытностью его народа. Нельзя отрываться от того, что создано народом на протяжении тысячелетий, как нельзя строить мельницы там, где нет воды. Сказки как жанр, созданный народом, — великий и бессмертный источник, откуда мы черпаем свои произведения.
1Аварцы (Авария — их родина, совр.название - Дагестан) - самая крупная по численности народность Дагестана. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий