1 дек. 2010 г.

Перепост

Полностью копирую пост Маргариты Михайловны Самохиной. Тема интересная и актуальная  для обсуждения, а я лучше не сформулирую. Тем более, что сегодня на методдне рассказываю об упомянутой командировке.



Ещё о питерской конференции в связи с проблемой, очень волнующей меня как библиотечного социолога




[info]mmsamokhina wrote in [info]kot_semen
 Тема конференции была – эволюция читателя. Но библиотекари ведь не могут не говорить о библиотечном читателе (хотя у них всё, в общем, в порядке с пониманием того, что это особый читатель и совсем не весь читатель). А отсюда логично возникает разговор, актуальный и становящийся всё более актуальным, – что в библиотеке у нас отнюдь не только читатели. Что у нас ещё массовые мероприятия, клубы и другие всякие объединения и группы, имеющие мало, а порой и вовсе не имеющие отношения к чтению. И они нам нужны – для привлечения читателей, для имиджа, иногда для зарабатывания денег. Да мало ли для чего… И зарубежный опыт здесь крайне разнообразен, о чём нам регулярно сообщает в своём блоге Алексей Янков.
Я думаю, библиотекари-практики согласятся со мной, что аудитория собственно посетителей библиотеки и аудитория мероприятий – это две большие разницы. Лет десять назад я даже проводила по этому поводу специальное исследование. И в тогдашнем РГЮБе, и в одной региональной юношеской библиотеке, и в одной ЦГБ, и в нескольких маленьких районных – везде это подтвердилось. Думаю, что идея «вот придут на мероприятие, а потом придут читать» реализуется достаточно редко и в общем является иллюзией. Но в принципе существование двух или более типов библиотечных аудиторий – ситуация естественная. Вопрос в сегодняшней динамике их соотношения и в том, из кого именно состоит (и мы хотим, чтобы состояла) вторая, «нечитательская» аудитория. В общем-то, это вопрос о функциях, задачах и специфике библиотеки как социального института, о возможности сегодня выполнять эти функции. Про сегодняшнюю их динамику тоже можно рассуждать, эволюция это или мутация, модернизация института или его размывание.
На питерской конференции разговор уходил в соответствующую сторону несколько раз, хотя тема, повторяю, была не совсем та. Я вспоминаю и размышляю о трёх выступлениях (кстати все трое выступавших – участники прошлой нашей Рабочей встречи «Социолог и психолог в библиотеке»).
Елена Игоревна Гокова (теперь она зав. Липецкой ЦГБ) выступала с той же (или похожей) темой, что на Рабочей встрече. Она очень интересное провела исследование представлений детей, юношества и молодёжи (от 10 до 20 лет) о книге, чтении и библиотеке. То есть она просила респондентов очень быстро записать, с чем у них эти понятия ассоциируются. И вот, в частности, библиотека у 16-летних уже ассоциируется с тишиной и спокойствием. Е.И. отметила это с удовлетворением, как понимание специфики библиотеки. Что вызвало у некоторых в зале несогласие. Молодым, – говорили несогласные, – нужна близкая им, не тихая и спокойная, а громкая и яркая библиотека, она должна ассоциировать не с каталогом и хранилищем, а с интересными мероприятиями и пр. (Кстати, я ещё тогда, на Рабочей встрече, отметила, что ЦБ большого города Липецка, ни у кого не ассоциируется с компьютерами, как и десять лет назад, в уже упомянутом моём исследовании, не ассоциировались с техникой другие библиотеки – но ведь тогда техники в них и не было). Докладчица достаточно твёрдо ответила оппонентам, что не слишком одобряет, когда библиотекари, «пляшут и поют», и считает основной их задачей работать с пользователем именно как с читателем. К этому могу добавить ещё, что в кулуарах она мне рассказала о первых своих шагах в качестве зав. ЦГБ: открытие большей части фонда для читателей привело к принципиальному увеличению числа посещений, так что возникали даже очереди. Так что у неё были причины считать эффективным именно такой способ увеличения библиотечной аудитории.
А вот Татьяна Михайловна Плохотник, зам директора детской ЦБС города Сарова, опираясь на свой опыт, не менее твёрдо сказала, что надо и петь, и плясать. И в своём выступлении привела убедительные примеры. Конечно, тут дети, а с детьми у библиотек отношения особые. Но всё же различие точек зрения обозначилось. И не отговоришься: надо делать и делается и то, и другое. Это всё так, но, повторяю, дело в соотношении, в мере, в иерархии задач. А на практике во многих случаях – в распределении ресурсов (люди, деньги, помещения и т.д.).
С одной стороны (и это банальность), библиотека в нашей реальной российской ситуации отсутствия на местах того и сего, отсутствия у людей денег на «культурные услуги» – действительно может и должна быть культурным, информационным и прочим центром, объединять вокруг себя. Да она и в богатом сообществе в принципе должна быть такой. Но!
Объединять вокруг себя – но кого? Всех ли надо к нам звать, всем ли радоваться? Не скрывается ли за готовностью принять любого с его интересами и ценностями определённая опасность?
Вот Дмитрий Константинович Равинский, который своей тематикой и подходом всегда останавливает и заставляет задуматься, – именно об этом говорил. Собственно, темой его была так называемая «street lit» – книги, написанные изгоями общества (в частности, преступниками, сидящими в тюрьмах). Они интересны таким же изгоям, никогда до того не читавшим и в библиотеки не ходившим. И вот они начинают читать, в библиотеки идут (и там книги такие просто крадут). Д.К. обозначил ситуацию как вызов американским библиотекам. Такая аудитория – это, конечно, частность, крайность. Но, отвечая на вопросы из зала и называя себя консерватором, Д.К. как мне показалось, говорил о более широких вещах. Характерно, что именно он, так интересно нам рассказывающий о роли и динамике библиотеки как публичного пространства , считает нужным здесь остановиться и оглянуться.
Да, мы должны расширять аудиторию, но понимать при этом, что нормы института не резиновые, не все типы людей в них вписываются. Просто есть люди, которым в библиотеку не надо ходить, хотя они ничуть не хуже тех, которые туда ходят. А когда их приводят (мероприятия) или приглашают, они вносят туда свои, небиблиотечные нормы, и в конечном счёте могут разрушить институт. А в конкретном случае – перекосить ситуацию в конкретной библиотеке.
Может быть, конечно, что мы и должны ситуацию перекашивать постепенно, исходя из сегодняшней реальности… Может быть, но хорошо бы не перевернуться совсем.
Очень хотелось бы узнать, что думают об этом коллеги.

7 комментариев:

  1. Что ж, тема действительно, волнующая. Я себе это сообщение тоже сохранила. Есть над чем подумать...

    ОтветитьУдалить
  2. Тема поста натолкнула меня на мысль о том, что неплохо бы провести социологическое исследование на тему: "Влияние клубной деятельности и массовых мероприятий детских библиотек на привлечение детей к чтению". По своим наблюдениям могу сказать, что дети, приводимые на массовые мероприятия учителем, а ещё лучше родителями, становятся завсегдатаями библиотеки и составляют основную массу её свободных читателей и посетителей. Да, не все из них истинно читающие дети в силу своих способностей, особенностей, воспитания, и приходят в библиотеку они с разными целями: кто-то - найти новую интересную книгу, кто-то - подготовить доклад, найти дополнительную информацию к уроку, а кто-то -пообщаться с друзьями, полистать любимые журналы или поиграть. Детская библиотека должна все эти интересы учитывать и создать условия для комфортного сосуществования всех читателей, с какой бы целью они к нам не пришли.
    Наблюдая за юными читателями, могу сказать, что формация деловых читателей молодеет. Всё больше появляется детей, самостоятельно готовящих доклады, рефераты, без участия взрослых занимающихся поиском ответов на нужные вопросы. К сожалению, большинство таких детей - прагматики, романтики уходят на второй план.

    ОтветитьУдалить
  3. В библиотеке должно быть всё: и тишина, и праздники, и мероприятия, и общение. Всему своё время и место. На один и тот же возраст, но разную аудиторию одна и та же методика будет работать по-разному. Нужно пробовать, пробовать, пробовать... Нельзя нестандартных детей оставлять за бортом. Мы должны подбирать ключик к каждому читателю, несмотря на то - устраивает он нас или нет.

    ОтветитьУдалить
  4. А что, идея исследования влияния клубной деятельности мне очень симпатична))). Ведь НАСТОЯЩИЕ клубы (а не те, которые для отписки создаются на базе каких-то классов, приводимых учителем) - это сама по себе очень сложная, комбинированная и оригинальная форма работы. Если в библиотеке появляется "чисты" клуб - это, на мой взгляд, говорит об успешности библиотеки. И о том, что сами библиотекаря блестяще владеют коммуникативными навыками. Спасибо, Людмила Ивановна. Который раз убеждаюсь, что мне еще многому стоит поучиться у коллег ))).
    ЗЫ. Ну, что, начнем с изучения нашего "НОКАУТА"? :-)

    ОтветитьУдалить
  5. Оля, не перестаю удивляться неожиданности (для меня) твоих ответов. Я каждый раз жду от тебя одного, а в комментариях читаю совершенно другое. И, скажу честно, мне нравятся твои ответы.
    ЗЫ. Несмотря на прежнее яростное сопротивление с твоей стороны работе в блогах, убеждаюсь, что настояла не зря. Правда, я думала о пользе для вас, а получается явная польза для меня. )))

    ОтветитьУдалить
  6. Тема действительно очень интересная. Я считаю, что в библиотеке должны быть праздники, мероприятия и общение. Я вижу, что дети хотят общаться и играть с нами. Зачем же отказывать им в этом удовольствии? Мы любим читателей, а они нас.

    ОтветитьУдалить
  7. Согласна, тема затронута интересная и актуальная, потому что библиотекарей всегда волнует проблема, как же заинтересовать и привлечь читателей самого разного возраста к посещению библиотеки.
    Каждый раз мы придумываем что-то новое, необычное, чтобы читатель ждал следующей встречи с нетерпением и радостью. В нашу библиотеку, я думаю, и дети, и взрослые идут всегда с удовольствием, получая массу положительных эмоций на мероприятиях, беседах, семейных праздниках и просто от общения с нашими сотрудниками.

    ОтветитьУдалить