4 июн. 2011 г.

Мысли и впечатления о работе по проекту. НОКАУТ

Наш проект о создании молодежной инициативной группы НОКАУТ при библиотеке занял 3 место в  областном конкурсе  библиотечных проектов 2010 г. Размышления  и личные впечатления об этой работе излагает в своей статье Мария Аркадьевна Микийчук - именно она  и Надежда Владимировна Зламина общается с ребятами, курирует их идеи.
Публикую статью здесь, поскольку мы не знаем, будет ли она опубликована в журналах.

Библиотеки ежедневно посещает очень много детей и подростков. Несмотря на то, что сейчас модно хлестать нашу нацию плетьми и всячески корить славным, полным чтения и образованных граждан, временем, которое, разумеется, навсегда осталось в прошлом, реальность такова, что библиотеки посещают, библиотеки востребованы, библиотеки не забыты. Компьютеры — это уже не будущее, но суровое настоящее, и почти у каждого ребёнка есть не просто PC: он обычно с выходом в интернет, колонками-наушниками, хотя бы пятью играми внутри и кучей необходимых фильмов и фильмов, которые «мне давно сбросили, всё собираюсь посмотреть, но как-то времени нет, а удалить жалко». Тем не менее, каждый день даже в нашем маленьком городе я наблюдаю поток детей, которые не только в центральной библиотеке, но и по филиалам подходят к абонементам, тщательно выбирают книги или сдают их, советуются между собой, какую книгу взять, всё ещё говорят: «Не, эту не бери, она скучная» или «О, шестая часть! Сколько хожу, при мне не было, надо скорее взять, вдруг пропадёт!» У ребят всё ещё не так много карманных денег, чтобы тратить их на книги, и не такое уж идеальное зрение, чтобы читать книги с экрана. А вот читать они вполне даже читают. Мне кажется, что сейчас как раз идёт идеальное время для того, чтобы выделить из толпы идеальных чтецов: читать сейчас не модно. Поэтому читают только те, кому это действительно интересно. А их немало — и это и правда внушает надежду, что не так всё плохо в датском королевстве.
Но вернёмся к нашим читателям. Постепенно в каждой библиотеке появляется эдакая элита, часть детей, которых просто невозможно не помнить по именам, которые участвуют в каждом конкурсе или же просто  заходят по семь раз на неделе, занося приличную стопку книг, складывая их на стол — и кидаясь выбирать новые. Эти ребята постепенно зажигают в глазах библиотекарей огонёк веры в светлое будущее нашей страны, и было бы странно, если бы таких детей не встречали в библиотеке особенно ласково и трепетно. «Что-то Насти давно не было... - встревоженно шепчет Марьванна, откладывая в сторону формуляр. - Не заболела ли, я ведь ей новую книгу отложила, ей понравится». При этом Марьванна ни разу не волнуется за свою статистику посещений или книговыдачи: она действительно переживает за Настю, которая обычно ходит между книг с таким мечтательным сияющим взглядом и любит книги Филиппа Пулмана. Когда Настя не приходит, что-то в библиотеке становится не так. Словно сами книги ждут Настю.
Но давайте на секунду представим, что мы соберём всех этих ребят, эту элиту, лучших из лучших, и сделаем так, что у них будет официальный повод приходить почаще в библиотеку и заниматься чем-то действительно интересным. Скорее всего, самым близким к происходящему термином будет слово «волонтёрство». Что же выйдет тогда? И что получится? Наша библиотека решила просто попробовать. Почему бы, собственно, и нет?
Таким образом ребята, согласившиеся играть роли в заключительном празднике «Летние Чтения 2010», и не подозревали, что они станут первой экспериментальной группой будущей молодёжной организации. Когда Надежда Владимировна Зламина предложила им создать своё объединение, они посмотрели на неё с лёгким удивлением и совершенно здоровым недоумением. Объединение при библиотеке? Объединение подростков при библиотеке? А что, в библиотеку можно ходить постоянно и не только за книгами?
Подростки подобрались идеально: там была и «местная звезда» (правда, я тогда не знала, что это местная звезда, ибо не особенно успевала следить за хип-хоп жизнью города) — рэппер Богдан Тысенчук, и «случайный паренёк» - друг Богдана Дима Пантелеев, и «постоянный читатель» - девочка Таня Жаркова, которая просто приходила в библиотеку, потому что ей нравилось читать и иметь свою активную позицию, и «Настя» - Женя Агафонова, которая, хотя и училась на втором курсе, не могла окончательно отринуть мягкую романтику детской библиотеки, поэтому приходила постоянно, и время от времени я ловила её брошенный на книжные шкафы взгляд, полный восхищения и тихой влюблённости. Идея объединения повисла в воздухе, ибо после мероприятия ребята разошлись, но через некоторое время они сошлись вновь, на сей раз на мероприятие, посвящённое Хэллоуину, сценарий к которому уже писали сами ребята. «Костяк» в виде Богдана, Жени и Тани (Дима, увы, не смог присоединиться в этот раз) уже чувствовал себя, как рыба в воде, но кроме того к нам присоединились новые ребята — на сей раз фактически все из категории «случайные прохожие» или «приблудились, потому что ходили в библиотеку постоянно». Поскольку я всегда относилась к массовой деятельности скептически (очень неприятное качество для детского библиотекаря), то представьте себе моё искреннее изумление, когда я обнаружила, что маленький зал электронной информации буквально переполнен подростками, которые не только с жаром обсуждают, как конкретно будет выглядеть Джек Тыква (и кто эту тыкву принесёт), откуда взялись те или иные традиции праздника и как мы будем снимать видео к мероприятию, но и название нашей новой молодёжной организации, по каким дням бы будем встречаться, как писать сценарии и другие подобные организационные вопросы. Надежда Владимировна совершенно спокойно с ними всё это обсуждала, а я сидела и понимала, что мой мир только что перевернулся. Ведь сидящие передо мной ребята не все казались мне издалека активными — большинство из них, я думала, будет сурово молчать, а ведь бывает же.
Правда, до сих пор переживаю, что пропустила один из ключевых моментов нашей общей деятельности: пока ребята давали, условно говоря, «имя кораблю», я вышла из кабинета. Когда я вернулась, они все на меня хитро посматривали. «Ребята решили, что они будут называться Нокаут», - уточнила хитрые взгляды Надежда Владимировна. Все мои дальнейшие попытки уяснить, почему именно Нокаут, ни к чему не привели, и единственное, что успокоило чуткую к смыслу слов меня — это расшифровка названия, которое предложила сделать Надежда Владимировна. Итого, после некоторого времени, мы стали не «Нокаут», но «Н — неординарные, О — оригинальные, К — креативные, А — активные, У — уникальные, Т — тинейджеры». Таким образом, наполнив боксёрский термин новым смыслом, мы (то есть, я, потому что всех остальных это название устраивало) и успокоились.
Мероприятие прошло просто изумительно. Мало того, что за время репетиций даже самые осторожные и недоверчивые ребята познакомились друг с другом и стали общаться куда как свободней, так ещё и сам спектакль, который мы все продумывали вместе (под чутким руководством Надежды Владимировны, конечно), вышел странным, но однозначно уникальным и креативным, и запомнился всем надолго своей необычностью. На сей раз ребята специально подходили к нам после  выступления, чтобы уточнить, когда следующая встреча, какой следующий спектакль мы придумаем и поставим и так далее, и тому подобное. Мой перевёрнутый скучный мир начал рушиться. Подростковая группа при библиотеке, эдакая «команда супергероев», набранных из совершенно обычных ребят, - это было не только возможно: это было востребовано, хотя до поры ни мы, ни они об этом не знали.
И, как говорится, «понеслось». Акция за акцией, мероприятие за мероприятием. На каждом мероприятии мы давали рекламные объявления - «Молодёжное объединение Нокаут ищет подростков, которые будут писать сценарии и сами их ставить». К зимнему спектаклю подошла новая социальная группа аж из пяти девушек — это были и «модные девушки» и «стесняющиеся донельзя» - и было удивительно смотреть на отношения внутри этой группы: словно модель общества в миниатюре. Возникали, конечно, и мелкие конфликты, и недопонимание — всё же подростки были разношёрстными, разнохарактерными — и, кроме всего прочего, - подростками. Но когда у нас возникали проблемы, мы решали их сообща, и в конце концов так или иначе побеждала дружба. «Нокаут» стал не просто известен, он стал необходим. Фактически ни одно крупное мероприятие на старший возраст не обходилось без них. Даже если они не писали сценарии, они проводили акции, вели праздники. Просто потрясающе, насколько они все вместе «сработались», и через некоторое время даже самые тихие и стеснительные не боялись высказывать свои идеи, которые, кстати, у тихих и стеснительных как раз выходили интересней многих других. Акция против курения, написание воззвания к Минину на областной конкурс, видеоролик чтения сказок Козлова, ролик поздравления всех женщин с 8 марта, участие в празднике, посвящённом 9 мая, флеш-моб «Читай нижегородское» — это и многое другое мы продумывали и проводили буквально в ритме вальса.
Встречи решено было проводить раз в неделю — всё же, у многих ребят были кружки и занятия вне библиотеки, а кто-то и вовсе учился уже не в школе, а в институте и медицинском колледже, но на деле «раз в неделю» обернулся поначалу робкими, а потом всё более постоянными незапланированными собраниями «Нокаута». Сначала они приходили по одному-по двое, «просто узнать, как дела» или же (популярный предлог!) «просто уточнить, что мне говорить в сценарии». Но через некоторое время они увидели, что мы не гоним их, кидая им вслед книжки, и не кричим: «У нас тьма работы, кыш, проклятые читатели, и чтобы ноги вашей в библиотеке не было, нам работать надо, план сводить!» - и они перестали придумывать предлоги, просто приходили. Остальные немало удивлялись, увидев горстку ребят вокруг стола Надежды Владимировны или моего, которые сидят, уткнувшись в книги поэтов-шестидесятников, время от времени вскрикивая: «Ага, вот это можно! Послушайте...» - собственно, и для меня эта картина была бы довольно дикой и неправдоподобной, если бы я не видела, как это происходит на самом деле. Ответ на удивлённые взгляды у нас с Надеждой Владимировной был: «Это «Нокаут», - говорили мы, словно это всё объясняло, и через некоторое время всем начало казаться, что это действительно объяснение происходящего, словно этот мифический отряд тимуровцев от литературы всё время находился при библиотеке, нам нужно было только произнести нужное заклинание и вызвать их сразу же любящими читать, активными, креативными и уникальными тинейджерами, будто это не они всё время ходили в библиотеку обычными и ничем не выделяющимися из толпы ребятами, исправно сдающими книги и берущими новые по списку.
Им действительно интересно не только общение (а без общения никак, мы всё больше узнаём о них, и каждый из ребят становится не просто, скажем, десятым пришедшим в «Нокаут», но нашим другом,  о котором мы узнаём всё больше), которое иногда выходит и за рамки библиотеки (скажем, в последнее время мы часто собираемся по выходным фотографировать или просто гулять по городу), но и то, чем мы занимаемся. Они с интересом, неподдельным интересом, ищут информацию, торжествующе приносят новые и новые факты для мероприятий и видеороликов, уже сами предлагают идеи. На данный момент в «Нокауте» состоят около двадцати подростков, и каждый из этих людей постоянно развивается, слабые подтягиваются до сильных, а сильные замедляют шаг, чтобы дождаться слабых. Повторяю, на момент, когда мы собирали эту организацию, два-три человека из них действительно на момент выделялись из толпы. Сейчас же каждый из них имеет собственное мнение и может его спокойно высказывать, зная, что его выслушают. Они стали показывать свои характеры и таланты, потому что появилось место, где их могут выслушать и дать им возможность раскрыться. Разве это так сложно сделать?
Но работа с подростками, как всегда, сопряжена с рядом трудностей. Если у Надежды Владимировны есть опыт общения с подростками, то я-то учусь плавать прямо посреди урагана — учусь вместе с ребятами... и во многом у ребят. Не случайно говорят, что подростки — сложный и колючий возраст. Вот уж что есть, то есть. Периодически многие из них внезапно отказываются от каких-либо поручений или же вступают в конфликт с кем-то из своих друзей... Но у каждого их отказа, у каждого их комплекса есть причина. Проблема школьного обучения состоит в том, что у учителей элементарно нет времени и сил выслушать каждого ученика, попытаться его понять, поговорить с ним. Это вам не «Общество мёртвых поэтов», и идеальными учителя становятся либо от бога, либо от достаточного количества часов на свой предмет, либо от полной фокусировки только на детях, минуя личную жизнь, отдых и сон. Библиотекарь, как мы сами понимаем, загружен ничуть не меньше учителя. Но дело в том, что мы, пусть мы и не обязаны это делать, мы-то можем помочь этим детям, мы не обязаны стребовать с них хорошие годовые оценки, мы не выгоняем их из классов, мы попросту не имеем на это права, ибо от нас-то ребёнок вполне может уйти, читателям от нас аттестат не требуется. Сама специфика библиотеки состоит в том, чтобы заинтересовать, чтобы раскрыть и развить ребёнка, не загоняя его в какие-то рамки. Мы ничего не имеем права требовать от нокаутцев. Да любой из них может просто встать и выйти вон, если им что-то не понравится. Но даже если кто-то из ребят хотел по той или иной причине выйти из «Нокаута», он возвращался к следующей встрече. Потому что здесь, как это ни затёрто звучит, «детскому сердцу тепло». Потому что они видят, что нам правда интересно с ними. Потому что каждый из этих детей уникален по-своему, нужно только спокойно и неторопливо раскрыть их, дать им возможность проявить себя в том, что им действительно интересно — и они отплатят втройне, потому что у них столько нераскрытых сил, столько нерастраченных эмоций, столько интереса к жизни и веры в хорошее в часто бьющихся юных сердцах, что они могут изменить весь мир, зажечь новые солнца, сделать из этой планеты настоящее чудо... Надо только немного в них поверить. Надо только выслушать их. Дать им возможность что-то сделать самим, воплотить в жизнь их идеи и планы. Это ведь не так сложно. На самом деле это может сделать каждый. Но ведь библиотекарю сам бог велел этим заниматься. Каждый из этих ребят — книга. Их можно раскрыть и показать им, как писать в этой книге грамотно и красиво, а можно выдрать из неё листы, выбросить, предложить просто скопировать чужой текст... Это ведь тот самый возраст, когда каждый из них решает, каким ему стать, какой дорогой пойти. Последняя возможность остановить тех, кто решил броситься в пропасть. Удивительный шанс показать тем, кто махнул на себя рукой, что это не конец света, а только начало пути. Им действительно нужна ваша помощь и поддержка, и, я думаю, «Нокаут» показал, насколько это действительно необходимо. Воспитание подростков, беседы с ними — это ничуть не менее важная деталь нашей работы. Но сотрудничество с подростками — это уже совершенно другой уровень взаимодействия, куда как более глубокий и доверительный.
Два-три часа в неделю и очень-очень много душевных сил — и вы получите тот же ошеломляющий результат, потому что дети есть дети, и их глаза загорятся светом и добром вне зависимости от того, в каком городе они живут и о чём мечтают. Каждый из них на самом деле очень хочет быть добрым и хорошим человеком. А где же им быть такими, если не за стенами библиотеки, где быть добрым так естественно, так нормально? Со временем они привыкнут к тому, что быть активным, узнавать новое, помогать кому-то и менять мир к лучшему (теми же акциями) — это совсем не страшно, это возможно, и понесут это знание в мир уже более взрослый, где, может, изменят ещё чью-то жизнь своим позитивным взглядом на мир и искренней верой в хорошее.
«Нокаут» всё ещё не распался, и недавно мы планировали, как и когда мы будем встречаться летом. Наверняка мы даже снимем про сам «Нокаут» фильм, а наш новый мальчик по имени Антон собирается нарисовать граффити с надписью «Нокаут», а Богдан, может быть, сочинит о нас песню, которую с удовольствием исполнят девочки. Творческих планов у нас море и, надеемся, что мы с ребятами ещё не раз встретимся в зале электронной информации и, сидя по кругу, будем вместе придумывать что-то новое, удивительное, интересное, доброе и познавательное.
Разумеется, так оно и будет.
М.А.Микийчук, библиотекарь отдела "Отрочество"

3 комментария:

  1. Не люблю статьи в профжурналах за лакировку действительности, но к вам это не относится. О "Нокауте" уже много материалов в ваших блогах, статья написана от души и искренне. Очень хочется пожелать вам и ребятам удачи :)

    ОтветитьУдалить
  2. У вас похоже в блоге время не настроено, сегодня 5 число и у нас 13.30.

    ОтветитьУдалить
  3. Нашла кучу ошибок. )))
    Спасибо большое. ) Удача нам понадобится для новых проектов - очень!

    ОтветитьУдалить